О ТИБЕТСКОМ УЧИТЕЛЕ (КОМПИЛЯЦИЯ).30 лет работы А.Бейли с Учителем Д.К.

  Автор:
  649

С тех пор я написала много книг для Тибетца.  …Совместно мы сумели выработать стиль и манеру изложения, пригодные для великих истин, открыть которые является Его задачей,
тогда как задачей моей и моего мужа является доводить их до сведения общества. В начале работы для Тибетца мне приходилось писать в строго определённые часы, и Его
диктовка была чёткой, точной и конкретной. Текст давался слово за словом; таким образом, я могла бы поклясться, что слышу голос.

Следовательно, можно утверждать, что я начала с техники яснослышания, но очень скоро — по мере того, как наши умы становились созвучны — обнаружила, что в ней нет необходимости и что, если я достаточно сконцентрирована и моё внимание адекватно сфокусировано, я могу регистрировать и записывать мысли Тибетца (Его тщательно формулируемые и выражаемые идеи) по мере того, как Он направляет их в мой ум.

Это требует достижения и сохранения интенсивного, фокусированного внимания и напоминает способность удерживать достигнутую степень духовного внимания на наивысшем уровне,
которую может демонстрировать продвинутый человек, занимающийся медитацией. Это может утомлять на ранних стадиях, когда, по-видимому, чересчур усердно стараешься, но позднее это не требует усилий и в результате появляется ясность мысли и стимуляция, которая оказывает несомненно хороший физический эффект.

Сегодня, в результате двадцатисемилетней работы с Тибетцем, я могу вступать в телепатическую связь с Ним без малейшего труда. Я могу постоянно сохранять и сохраняю
собственную ментальную целостность и всегда могу спорить с Ним, если мне иногда кажется, что — как житель Запада — я могу лучше видеть, под каким углом зрения изложить материал.

Когда у нас возникает спор по какому-либо поводу, я неизменно записываю так, как хочет Он, хотя Он обычно соглашается скорректировать Своё изложение после обсуждения со мной. Если же Он не меняет Своей формулировки и точки зрения, я никак не изменяю того, что Он сказал.

В конце концов, эти книги Его, а не мои, и ответственность несёт в основном Он. Он не позволяет мне делать ошибок и очень тщательно проверяет чистовик. Это не означает, что я
просто пишу под Его диктовку, а после перепечатки предъявляю Ему готовый текст. Это означает, что Он тщательно проверяет чистовик. Я вполне сознательно об этом упоминаю, поскольку немало людей, встречаясь в книгах Тибетца с тем, с чем они лично не согласны, склонны объявлять спорное место моей интерпретацией.

Последней никогда не бывает, — даже если я не всегда согласна или что-то не понимаю. Поэтому хочу ещё раз повторить: я публикую точно то, что сказал Тибетец. Это обстоятельство я особенно подчёркиваю. Некоторые учащиеся, если они лично не понимают, что Тибетец имеет в виду, говорят, что Его так называемые двусмысленности объясняются тем, что я неверно передала сказанное Им.

Когда в Его книгах встречаются двусмысленности — а их хватает, — они обусловлены тем, что Он совершенно неспособен выражаться яснее из-за ограниченности своих читателей и трудности нахождения слов, могущих выразить те новые истины и интуитивные восприятия, которые пока только неясно вырисовываются на горизонте развивающегося сознания человека.

Учителя, ответственные за выдачу новых истин, которые нужны человечеству, считают важными книги, написанные Тибетцем. Новое учение было дано в русле духовного тренинга и
подготовки стремящихся к ученичеству. Производятся большие изменения в методах и техниках, вот почему Тибетец особенно внимательно следит за тем, чтобы я не делала ошибок.

Во второй фазе Мировой Войны, начавшейся в 1939 году, многие пацифисты и исполненные благих намерений, но легкомысленные люди среди учащихся Школы Арканов и широкой
публики, которым мы помогли войти в учение, стали утверждать, будто это я пишу брошюры и статьи в поддержку Объединённых Наций и о необходимости поражения Держав Оси, тогда как Тибетец не несёт ответственности за антинацистскую направленность этих статей.

Это, опять таки, не так. Пацифисты приняли ортодоксальную идеалистическую точку зрения: если Бог есть любовь, то Он не может быть настроен против Германии или против Японии. Но именно потому, что Бог есть любовь, у Него, как и у Иерархии, работающей под руководством Христа, нет иной альтернативы, кроме как твёрдо стоять на стороне тех, кто стремится освободить человечество от порабощения, зла, агрессии и разложения.

Никогда ещё не были так справедливы слова Христа: “Кто не со Мною, тот против Меня”. Тибетец в Своих писаниях занял в то время твёрдую, непоколебимую позицию, и сегодня (в 1945 году) после чудовищных зверств, жестокости и порабощающей политики стран Оси очевидно, что Его позиция была совершенно оправданна.»

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:

Людмила Солнцева

Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук