Анни Безант АВАТАРЫ Четыре лекции. (в Адьяре, Мадрас.1899г)3.НЕКОТОРЫЕ ОСОБЫЕ АВАТАРЫ.продолжение.

  Автор:
  658

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЫЕ АВАТАРЫ.(продолжение).

Прослеживая  дальше, мы обнаруживаем, что по прошествии этой эпохи из воды начинает подыматься суша. Какие же виды будут принесены туда, чтобы эволюция могла продолжаться?

Следующий вид должен годиться и для суши, и для воды, поскольку на этой следующей стадии воды отходили постепенно, как и подымалась земля, так что создания, характерные для этой эпохи, должны были жить частью на суше, а частью в воде.

Здесь понадобилось проявление того типа жизни, который мы сейчас называем земноводными; черепаха же была выбрана в качестве типичного представителя того типа, который должен был развиваться — рептилий, земноводных всех видов, заполонивших землю и становившихся всё более сухопутными соответственно тому, как доля суши по отношению к воде увеличивалась.

Тем временем на «нерушимой священной земле» продолжалась подготовка к дальнейшей эволюции. Есть одна часть земного шара, которая не изменяется, которая была от самого начала и будет существовать, пока этот шар существует; она называется «нерушимой землёй». Там собираются великие риши, и именно оттуда они всегда приходят, чтобы помочь человечеству

. Эту нерушимую священную землю иногда называют «священным полюсом Земли». Сам этот полюс существует не на физическом плане, а на более высоком, его же отражение внизу создаёт место, которое никогда не меняется, но всегда охраняется от доступа туда профанов — обычных людей.

Там произошло весьма поучительное явление. Тип эволюции, ставший к тому времени прошлым, черепаха, логос в этой форме, сделал себя основанием вращающейся оси эволюции. Это олицетворяет Мандара — гора, которая будучи помещена на черепаху, была приведена во вращение сонмами сур и асур.

Одни тянули за голову змеи, а другие за хвост — это положительные и отрицательные силы, о которых я говорила вчера. Так происходит пахтание материи, развивающее типы жизни. Тип же всегда развивается перед его низшим проявлением, он появляется прежде, чем его копии рождаются в низшем мире.

Как это происходит, ученики великих Учителей часто наблюдали сами — пахтание вод материи даёт многие типы и виды, порождаемые затем в низшем мире — это, как мы называем их, архетипы классов и существ, которые всегда производятся при подготовке к следующему этапу эволюции.

Так произошли один за другим архетипы — и слон, и лошадь, и даже женщина, и так далее, показывая путь, по которому предстояло пройти эволюции. Первым же из всех является амрита, нектар бессмертия, символ единой жизни, которая проходит через каждую форму, и эта жизнь появляется над водами, принять которые необходимо каждой форме, чтобы она могла жить.

Мы не можем задерживаться на подробностях, я лишь наскоро могу очертить контуры, чтобы показать вам, насколько реальна истина, стоящая за этой историей, и как виды постепенного развиваются, а затем, когда достигают завершённости, мир затопляется водой и огромные материки на время исчезают.

Тогда приходит третий аватара, Вараха. Земли ещё не видно, её покрыли воды потопа. Виды, которые должны быть порождены на земле, в высшей области ожидают места, где они смогут проявиться. Как же будет освобождена земля от вод, затопивших её?

Здесь снова понадобится великий помощник, Бог, защитник эволюции. В форме могучего кабана, заслоняющего всё небо, Великий погрузился в воды, которые лишь он один мог отделить. Он вывел землю из той глубины, где лежала она в ожидании его пришествия, и вот земля снова поднимается из-под воды, образуя огромный лемурийский континент — сушу того отдалённого века.

Здесь может сказать своё достаточно верное слово наука — на лемурийском материке развились многие виды жизни, и впервые появились млекопитающие. Именно так, и это в точности то, чему учили мудрецы тысячи и тысячи лет назад — ведь когда кабан, великий тип млекопитающего, погрузился в воды, чтобы извлечь на поверхность землю, началась эволюция млекопитающих, и континент, освобождённый от вод, был населён многими их формами.

Как рыба олицетворяла силурийский период, а черепаха начала великую эволюцию земноводных, так и кабан, этот типичный представитель млекопитающих, начал их эволюцию, и началась эпоха Лемурии с её удивительным разнообразием этих животных форм. Так что, как вы видите, древние писания в конце концов не так уж и невежественны! Ведь сегодня люди лишь заново открывают то, что уже было в руках последователей риши на протяжении тысяч и десятков тысяч лет.

И вот мы подходим к странному воплощению, имевшему место на этом лемурийском континенте. Там происходили ужасные столкновения. Это время в терминах теософии именуется серединой третьей расы, и скоро должен был появиться человек как таковой — со всеми свойствами, характерными его природе.

Он ещё не совсем приблизился к рождению; можно было наблюдать странные формы — получеловеческие и полуживотные; между этими монстрами, рождёнными, как говорят, из слизи, то есть останков прошлых созданий, возникали страшные схватки — так рождались новые, более высокие формы жизни, в которых скрывалась будущая эволюция.

В Пуранах эти формы представлены расой дайтьев, правивших Землёй и боровшихся с проявлениями дэв. Время от времени они побеждали дэв и подчиняли правивших как на земле, так и на небе, ставя всё под свой контроль.

В великолепных станцах книги Дзиан, данных нам Е. П. Блаватской, вы можете встретить намёки на ту великую борьбу, описаний которой полны Пураны, и которая была столь же реальна, как и всякая другая из происходивших позже; это исторический факт, который многие из нас видели.

Нам снова и снова говорят об ужасной борьбе форм, форм прошлого, чудовищных по силе и облику, против Сынов Света, против спустившихся Владык Пламени. Один из этих конфликтов, причём величайший из всех, отражён в истории аватара Нарасимхи — человекольва.

Вы знаете её — ведь какой индус не знает истории Прахлады? В нём олицетворена заря духовности, занявшаяся в высших расах дайтьев по мере их перехода к явно человеческой эволюции; их форма позволяла родиться человеку, обладающему половой природой.

Мне не стоит задерживаться на этой известной истории бхакты Вишну — как отец хотел убить его из-за того, что имя Хари всегда было на его устах; как он пытался зарубить его мечом, но меч сломался об шею ребёнка; как он пытался отравить его, но явился Вишну и первым отведал отравленного риса, чтобы мальчик мог есть его с именем Хари; как отец пытался натравить на него разъярённого слона и ядовитую змею; низвергнуть его в пропасть и завалить камнем.

Но призыв «Хари, Хари» всегда приносил избавление, ибо и в слоне, и зубе змеи, и в пропасти, и в камне всегда присутствует Хари, и его бхакта в его присутствии всегда был в безопасности. И когда наконец отец, желая испытать вездесущность Божества, указал на каменную колонну и спросил издевательским тоном: «твой Хари и в этой колонне?», мальчик крикнул — «Хари, Хари», колонна разлетелась и из неё появилась могучая форма, убившая сомневавшегося дайтью, чтобы он мог убедиться в вездесущности Высшего.

Сказки? Нет, факты, а не выдумки, правда, а не воображение, и если бы вы могли взглянуть в прошлое, во времена этих битв, то в этой истории вы не увидели бы ничего странного или необычного, поскольку с меньшей живостью она повторялась и в меньших битвах, в которых Сыны Огня очищали и искупляли землю, чтобы дать место позднейшей человеческой эволюции.

От этих четырёх аватар, каждый из которых пришёл в эпоху, называемую сатья-югой земли (а не расы, не меньшего цикла, а именно всей земли, которая длится безмерно долго и прогресс в которую поразительно медленный), перейдём к следующей эпохе, называемой трета-югой.

В теософической хронологии, а я совмещаю обе, чтобы изучающие могли проработать это в деталях, это соответствует середине третьей коренной расы, когда человечество получило свет свыше, и начал развиваться человек как таковой.

Чем же была отмечена эта эволюция? Пришествием Высшего в человеческой форме — это был Вамана, карлик. Карлик?

Да, ведь человек был ещё карликом в истинно человеческом смысле, хотя и громаден с виду, и Вамана пришёл как внутренний человек, который, будучи мал, всё же сильнее внешней формы. Против него выступил Бали, что значит могучий, означавший внешнюю форму, в то время как Вамана, карлик, означал будущего человека. И когда Бали предложил великую жертву, карлик, как брахман, пришёл за подаянием.

Любопытен этот вопрос о касте аватар. Человеческие аватары, как вам известно, по большей части кшатрии, но в двух случаях они — брахманы, и это один из них, ведь он пришёл просить подаяние, а кшатрий не может этого делать.

Только тот, для кого земные богатства — ничто, у кого нет никакого хранилища для богатств, для кого золото и земля — одно, только он может отправиться за подаянием. Это древний, а не современный брахман.

Он пришёл с чашей для подаяния в руке, чтобы попросить его у царя; ведь какой толк в жертве, если что-либо не жертвуется? Бали же был благочестивым царём, хотя и стоял на стороне уходящей эволюции, и охотно подал милостыню. «Брахман, возьми своё подаяние» — сказал он.

«Я прошу лишь три шага земли» — ответил брахман. Очевидно, что шаги такого маленького человечка не могли покрыть много, и великий царь, обладавший мировым господством, мог легко выделить три шага земли этому маленькому заморышу. Но один его шаг покрыл землю, другой — небо, и куда же ему можно было сделать третий шаг, чтобы дар был совершён?

У Бали ничего не оставалось, кроме самого себя, чтобы завершить дар, ничего, кроме собственного тела, а слово его не должно было быть нарушено. Распознав Владыку всего, он распростёрся перед ним, и третий шаг пришёлся на его тело.

Так обещание царя было выполнено и он был сделан правителем низших областей — Паталы. Такая вот история, и насколько многозначительная! Внутренний человек — столь маленький на этой стадии, но на самом деле могущественный, которому подвластны как земля, так и небо — не мог найти места для третьего шага, кроме своей собственной низшей природы; он должен был идти всё вперёд и вперёд, что указывает на то, что должен быть сделан и третий шаг. До чего наглядная картина предстоящей эволюции, удивительной эволюции, которая должна была теперь начаться.

И я могу лишь мимоходом заметить, что в Риг Веде есть высказывание, относящееся к этому самому аватаре, значение которого было предметом многих споров и дискуссий. Там говорится:

«Через весь мир прошагал Вишну, трижды опускалась его нога и всё было собрано в пыли его шагов.» (I. XXII, 17)*

__________
* См. также I. CLIV, где говорится о трёх его шагах, в пределах которых обитают все живые существа; сказано, что шаги эти — «земля, небо и живые существа». Здесь Бали сделан символом всех живых существ.

Вот тоже пример «детского лепета человечества». Я не знаю более поэтического, более возвышенного в своём символизме и столь полного смысла выражения, которое мог бы применить величайший из людей, чем сравнение мира с пылью со стоп Высшего. Что есть мир, как не пыль его шагов, и как он может обладать какой-либо жизнью, если стопа Высшего не коснулась его?

Таким образом, всё ещё продвигаясь через трета-югу, мы переходим к следующему проявлению — Парашураме. Странный аватара, подумаете вы, посмотрев на его жизнь и прочитав сказанные им слова, и позвольте мне сказать, что это аватар частичный.

Юга зашла уже далеко; тогда поднялась и правила каста кшатриев, каста воинов-правителей, могучая в своей власти, обладавшая авторитетом, и увы, злоупотреблявшая своей силой, как и все люди, чьи души ещё учатся и слишком молоды для своего окружения.

Кшатрии злоупотребляли силой, данной им, чтобы они могли править; а долг правителя, помните, в сущности своей — защита. Они же использовали свою силу, чтобы не защищать, а грабить, не помогать, а подавлять.

Правящей касте следовало преподать страшный урок, чтобы она могла, если это возможно, научиться тому, что долг правителя — защищать, помогать и поддерживать, а не быть грабителем и тираном. И царям Земли, правителям людским, был преподан первый большой урок — урок, который пришлось повторять снова и снова, и который ещё не вполне выучен.

Чтобы дать этот урок, пришло божественное проявление, и учитель этот не был кшатрием, кроме как по матери. Двум беременным женщинам из кшатриев, одна из которых была замужем за брахманом, была дана еда, и они обменялись ею.

Это значило, что сын кшатрия должен был взят той женщиной, муж которой — брахман. Случай, скажут люди, но во вселенной, где правит закон, нет случайностей. Пища, полная энергии кшатриев, попала таким образом в семью брахманов, поскольку кшатрию не удалось бы уничтожить кшатриев, и урок не был бы преподан миру, как следует.

Так что мы сталкиваемся со странным явлением — брахман приходит с топором убивать кшатрия, и трижды по семь раз поднимался этот топор, срубая ствол кшатриев с лица земли.

Но когда Парашурама не покинул ещё тело, пришёл больший аватар, чтобы показать, каким же должен быть царь-кшатрий. Кшатрии, злоупотреблявшие своим положением и силой, были сметены Парашурамой, и не успел он покинуть землю, где преподал горький урок, как снизошёл идеальный кшатрий, чтобы своим примером преподать другой урок — как надо, после того как был дан урок, как не надо.

Родился мальчик Рама, на изысканной истории которого мы не можем долго задерживаться, идеальный правитель, совершенно идеальный царь. Будучи мальчиком, он выступил вместе с великим учителем Вишвамитрой, чтобы защитить жертвование йога; он был почти ребёнком, но смог, как вы помните, изгнать ракшасов, мешавших приношению жертвы.

Затем он со своим возлюбленным братом Лакшманой и этим йогом отправился ко двору царя Джанаки. Там, при дворе, имелся огромный лук, принадлежавший самому Махадэве. Согнуть и натянуть этот лук было условием для тех, кто хотел жениться на Сите, девушке, родившейся чудесным образом, — появившейся из борозды, сделанной плугом — у которой не было физических отца и матери.

Кто же мог жениться на этой девушке без родителей, воплощении Шри или Лакшми, супруги Вишну? Кто, как не аватара самого Вишну? С мальчишеской беспечностью он взял этот лук и изогнул его так сильно, что лук сломался пополам, а треск раздался по всей земле и по всему небу.

Он женится на красавице Сите и огромной процессией отправляется с нею, со своим отцом, братом Лакшманой и его невестой обратно в свой город Айодхью. Но когда сломался лук Махадэвы, звук разнёсся по земле, это потрясло все миры, и все, и люди, и дэвы, узнали, что лук сломан.

Среди бхакт Махадэвы услышал это и Парашурама. Ведь это был треск сломанного лука того, кому он служил, и гордый мощью своей силы, хотя это была лишь имевшаяся в нём энергия Вишну, он отправился, чтобы встретить наглеца, посмевшего сломать лук, который ничья рука не могла и согнуть.

Он бросил ему вызов, дав свой собственный лук, чтобы тот попробовал, что он сможет с ним сделать. Сможет ли он натянуть тетиву и выпустить стрелу? Рама взял предложенный ему лук, натянул и вложил стрелу. Тут он остановился, потому что перед ним было тело брахмана — разве мог он выпустить в него стрелу?

И когда два Рамы стояли лицом к лицу, энергия старшего, как написано, переходила к младшему — энергия Вишну, энергия Высшего, покидала форму, в которой ранее пребывала, и вступала в высшее проявление той же божественной жизни.

Лук был натянут, и стрела была готова вылететь, но Рама не стрелял, не желая причинить вреда, пока не утихомирил своего противника. Парашурама же, чувствуя, что энергия уходит, почтительно поклонился Раме, который был более божественен, приветствовал его как Высшего Владыку миров, и удалился.

Этот аватара завершился, хотя форма, в которой находилась энергия, ещё существовала. Вот почему я сказала, что он был меньшим аватарой. Когда остаётся форма, в то время как влияние уже выведено, это ясное свидетельство того, что воплощение нельзя назвать полным; переход энергии от одного к другому — знак того, что давший её возвращает её себе, чтобы поместить в новый сосуд, в котором будет выполнена новая работа.

Историю Рамы вы знаете, и не нужно будет прослеживать её во всех подробностях. Вчера мы говорили о ней в высшем её аспекте — о противодействии силам зла и начинании мира заново. Великое царство Рамы просуществовало последние десять тысяч лет двапара-юги, той юги, в завершение которой пришёл Шри Кришна.

И пришёл сам великий Шри Кришна, о котором я не буду говорить сегодня; этого аватару мы постараемся изучить завтра с такой глубиной и таким почтением, какие только будут в наших силах. Пропустим его, оставив для более полного изучения, и перейдём к так называемому девятому аватаре, Господу Будде.

О нём было много споров, и среди индусов довольно популярна теория, что Господь Будда, хотя и был воплощением Вишну, пришёл, чтобы сбить с толку тех, кто не верил Ведам, пришёл посеять на земле путаницу.

Но Вишну — владыка порядка, а не беспорядка, он Господь любви, а не ненависти, владыка сострадания, убивающий лишь чтобы помочь продвижению жизни, если форма стала ей препятствием. И богохульствуют те, кто говорит о воплощении Высшего с целью сбить с пути созданный им мир.

Правильно ваш учёный пандит, Т. Субба Роу, отзывался об этой теории с пренебрежением, основанном на знаниях. Ведь никто из обладающих хотя бы тенью оккультных знаний или знающих хоть что-то о внутренних реальностях жизни, не смог бы так говорить об этом прекрасном и всемилостивом проявлении Высшего — никому из них и присниться не могло, что он мог принять могущественную форму аватары, чтобы только вводить в заблуждение.

Но об этом аватаре можно сказать и ещё одну вещь, в которой, возможно, я разойдусь с противоположной стороной. Вот ведь как трудно держаться срединного пути, тонкого, как лезвие бритвы, по которому ведут нас великие гуру, и который не отклоняется ни влево, ни вправо.

Против центрального учения найдутся возражения у каждой из сторон. Господь Будда, в обычном смысле слова, не был тем, что мы понимаем по аватарой. Он был первым представителем нашего человечества, поднявшимся до той точки, где соединился с логосом и достиг полного просветления.

Он не был просто телом, через которое открылся логос, но это была последняя из мириад жизней, через которые он взбирался, чтобы в конце концов слиться с Ишварой. Так что это не то, что обычно называют аватарой, хотя вы можете сказать, что в действительности результат был тот же.

В случае же аватары те рождения, через которые прошло развитие, имели место в предыдущих кальпах — аватара приходит уже после слияния человека с логосом, а тело принимается в целях откровения. Но тот, кто стал Гаутамой Буддой, рождение за рождением восходил в нашей кальпе, равно как и в кальпы прошедшие, он воплощался много раз, когда великая четвёртая раса населяла могущественную Атлантиду, и приближался к степени будды, ведь будда — определённый статус, а не конкретный человек.

Наконец, своими собственными усилиями, самым первым из нашей расы, он достиг способности выполнять в мире эту функцию. Что же это за функция? Это Учитель богов и людей. Прежние будды пришли с другой планеты — человечество ещё не прожило достаточно долго, чтобы кто-либо из его сынов развился до такой высоты.

Он развивался на протяжении четвёртой расы, а потом и в первой семье расы арьев, индусской. Рождение за рождением в Индии шёл он к завершению своего пути, и в Арьяварте он принял и последнее своё тело, чтобы провозгласить людям дхарму.

Но не для Индии в основном он её провозгласил. Она была дана в Индии, поскольку это место, откуда по воле Высшего исходят религиозные откровения. Потому он и родился в Индии, но дхарма его в особенности предназначалась для народов за пределами Арьяварты, дабы они могли могли научиться чистой нравственности, благородной этике, пока что — в силу темноты эпохи — в отрыве от всех сложных учений, связанных с утончённой и метафизичной верой индусов.

Поэтому вы обнаружите в учениях Будды два больших раздела. Один — философия, предназначенная для учёных, а второй — этика, не связанная с ней, насколько это касается народных масс — этика благородная, чистая, великая, но всё же легко усваиваемая.

Ведь он знал, что мы вступаем в эпоху всё более глубокого материализма, и что скоро возникнут другие нации, а Индия будет переживать временный упадок, уступив место другим народам, которые поднимутся над ней.

Потому было необходимо дать учение нравственности, годное для более материалистического века, так чтобы даже не веря в богов народы могли практиковать нравственность и следовать учениям Господа. Работа великого Господа Будды была также направлена на то, чтобы не понесла потерь и Индия, чтобы она не утеряла свои утончённые метафизические учения и широко распространённую среди всех классов людей веру в богов и в их участие в делах людей.

Он поставил нравственность на такую основу, которой не могло поколебать никакое изменение веры, а исполнив свою работу, удалился. Затем был прислан ещё один Великий, осенённый силой Махадэвы, Шри Шанкарачарья, чтобы дать учение адвайта веданты — философию, которая в интеллектуальном отношении могла бы сделать то же, что учение Будды сделало в нравственном.

Оно интеллектуально охраняло духовность, чтобы материалистический век мог сломать зубки об этот крепкий орешек безупречной философии. Таким образом в Индии восторжествовала метафизическая религия, в то время как учение Благословенного покинуло индийскую почву, чтобы выполнять свой благородный труд в других странах, в то время как Арьяварта должна была сохранять непоколебимой свою веру в богов, чтобы самый высший и самый низший там одинаково склонялись перед их могуществом.

Вот какова настоящая правда об учении этого девятого аватары, о котором было столько споров. Учение это на самом деле предназначалось не для его родины, а для соседних с ней более молодых наций, не следовавших Ведам, но нуждавшихся в наставлениях на пути праведности; оно было дано, чтобы вести их, а не сбивать с пути.

Но, повторяю я, ущерб, которое оно могло нанести в Индии, останься оно одно, был предотвращён пришествием великого Учителя адвайты. Вы должны помнить, что из века в век это имя носили разные люди, но тот Шри Шанкарачарья, с которым была сила Махадэвы, родился лишь через несколько лет после ухода Будды, как ясно показывают записи Дварака Матха,* где дана непрерывная последовательность дат, доходящих до его рождения, которое указывается в пределах 60 или 70 лет после ухода Будды.

Мы переходим к десятому, будущему аватаре, Калки. О нём можно сказать лишь немногое, но один или два намёка могут быть даны. С его приходом настанет восход более светлой эпохи, а кали-юга уйдёт в прошлое.

Придёт тогда и более высокая раса людей. Он придёт, когда на Земле зародится шестая коренная раса. В мире тогда произойдут большие изменения, будет великое явление истины, оккультной истины, и когда он придёт, оккультизм снова сможет показать себя миру, представив такие доказательства, какие никто не сможет оспорить или отрицать.

Его пришествие передаст власть над шестой коренной расой двум царям, о которых вы можете прочитать в Калки Пуране. Оглядываясь на прошедший поток времени, мы вновь обнаруживаем двух великих фигур, стоящих рядом — идеального царя и идеального брахмана.

Они действуют вместе — один правит, а другой учит; один управляет народом, другой наставляет его. Такая пара великих приходит в каждой эпохе для каждой расы. У каждой расы есть свой собственный Учитель, идеальный брахман, на буддийском языке именуемый бодхисаттвой, знающий, полный мудрости и истины.

У каждой есть и свой правитель, ману. Эти воплощения можно проследить в прошлом, и мы видим их в третьей, четвёртой и пятой расах; ману каждой расы — идеальный правитель, а брахман каждой расы — идеальный учитель.

Мы узнаём, что когда придёт Калки аватара, он призовёт из тайного селения Шамбалы — известного лишь оккультистам, но неизвестного профанам — двух владык, остававшихся там на протяжении эпохи, чтобы помогать эволюции.

Имя ману, который станет царём следующей расы, согласно Пуране — Мору, а имя идеального брахмана, который станет её учителем — Дэвапи; эти двое будут царём и учителем шестой расы, которой ещё предстоит родиться.

Те из вас, кому приходилось читать что-либо из удивительной истории прошлого, знают, что избрание новой расы, её развитие и образование новой коренной расы занимает столетия, тысячелетия, а иногда сотни тысяч лет, и эти двое, царь и первосвященник, ману и брахман, столетиями заняты своей работой, выбирая людей, которые могут стать семенами новой расы.

Те, из кого зародилась пятая раса, были избраны из четвёртой; будучи в уединении в пустыне Гоби на протяжении огромного периода времени, они взращивались, воспитывались и обучались, пока среди них не воплотился их ману; тогда первая семья арьев была приведена для поселения в Арьяварту.

Теперь же среди пятой расы отбирается шестая, и царь и учитель шестой расы уже за своей великой и благотворной работой. Одного за другим, пробуя и испытывая, они отбирают тех, кто образует ядро шестой расы, одну душу за другой берут они, подвергая её многим испытаниям, чтобы увидеть, если там сила, из которой может произрасти шестая раса.

Когда же эта работа будет исполнена, придёт Калки аватара, чтобы смести всю тьму, отправить кали-югу в прошлое, провозгласить рождение новой сатья-юги и новой, более духовной расы, которая будет жить в ней.

Тогда он призовёт двух избранных — царя Мору и брахмана Дэвапи — и вручит им бразды правления расой, которую они строят сейчас, расу, которая населит более справедливый мир, чтобы ещё дальше продолжить эволюцию человечества.

 

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:

Людмила Солнцева

Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук