Алиса А. Бейли «Образование в Новом Веке»Глава I. Теория, методы и цели

  Автор:
  622

Теория, методы и цели.

Всё, что я хочу сейчас сказать, имеет пока характер вводных замечаний. Пожалуйста, помните об этом. Я стремлюсь, однако, заложить прочное основание для последующего обсуждения метода постройки антахкараны, чтобы мы могли работать не критически, но с пониманием.

Важно, чтобы наша работа базировалась на том, что существует сегодня. В природе нет разрывов, даже если (с точки зрения академической науки) существует очевидный пробел между фактами и известными видами. В переходные периоды некоторые связующие формы исчезли, и кажется, что есть разрыв.

Однако в действительности это не так. Мы ещё не открыли всего, что должно обнаружиться в мире феноменальных явлений. В настоящее время мы проходим через один из великих естественных переходных периодов. Мы закладываем основание для появления нового вида человеческого существа — более высокоразвитой единицы внутри человеческого семейства, — отсюда множество наших проблем и неудач в том, чтобы исполнить требования расы и удовлетворить человеческую потребность в развитии.

В мире утвердилась общая теория образования, и повсеместно употребляются определённые основные методы. В разных странах применяются очень разнородные методы, и системы образования различаются в высшей степени. Во всех, однако, изучаются одни и те же фундаментальные предметы; молодёжь страны обучается читать и писать и неплохо умеет обращаться с цифрами, освоив элементарную арифметику. Эти три способности своеобразно символизируют всё эволюционное раскрытие расы.

Чтение призвано облекать идеи в форму и олицетворяет первый шаг в творческом процессе, когда Божество, руководимое и побуждаемое идеей (воплощающей цель и план Бога), превратило эту идею в желаемую субстанцию и облекло необходимое внешнее явление.

Письмо символизирует продолжение этого процесса, но, конечно, является гораздо более личным делом. Чтение содействует, по сути, постижению какой-либо сформулированной идеи, тогда как письмо, что достаточно любопытно, связано с сознательным отношением индивидуума к идеям, и то, как он использует слова для писания, характеризует меру его понимания этих универсальных идей.

Арифметика (способность складывать, вычитать и умножать) также относится к творческому процессу и олицетворяет создание форм на физическом плане, которые адекватно представляют идею и вводят её в проявление.

Зрение можно считать имеющим отношение к высшим уровням ментального плана, на которых идея чувствуется и видится. Письмо имеет отношение cкорее к конкретным уровням ментального плана и к способности человека схватывать увиденные идеи и выражать их в собственной индивидуальной форме. Арифметика связана с последующими стадиями процесса и с выявлением идеи в форме на физическом плане.

Визуализация мыслеформы — это процесс, который должен сопровождаться передачей идее такого количества энергии, которое требуется для того, чтобы сделать её эффективной или “очевидной” (говоря эзотерически). Арифметика и символизирует этот процесс.

С другой стороны, человек читает свою судьбу на небесах и пишет эту судьбу своей жизнью на земле; он сводит, сознательно или бессознательно, идею своей души в должную, подходящую форму, так что в каждой жизни происходят сложение, вычитание и умножение, пока душа не наберет полный опыт.

Итак, символически говоря, в начальном образовании заложены три основные идеи, хотя истинный их смысл отнюдь не воспринимается и правильное значение совершенно утрачено. Однако всё, что у нас есть и возникает, медленно, но определенно, благодаря мировому образованию, возводится на этих неосознаваемых опорах.

Фундаментальная потребность, перед которой стоит сегодня педагогический мир, — это необходимость соотнести процесс раскрытия человеческой ментальности с миром смысла, а не с миром объективных явлений. Пока назначением образования не станет ориентация человека на мир внутренних реальностей, нам не изменить неверного акцента, преобладающего в наше время.

Пока мы не поставим задачей нашего образования устранить разрыв между тремя низшими аспектами человека и душой (построить мост на ментальных уровнях сознания), мы едва ли совершим прогресс в правильных направлениях, и любая активность не будет соответствовать современным нуждам.

Пока факт существования высшего ума не будет признан, и место, которое должен занимать низший конкретный ум, как слуга высшего, не будет осознано, нам не уйти от чрезмерной склонности к конкретной материализации — привычки запоминать, соотносить факты и создавать то, что служит низшим желаниям человека, — и мы не сформируем человечества, умеющего по-настоящему мыслить. Пока что ум отражает низшую природу желания, не пытаясь познать высшее.

Когда утвердится правильный метод обучения, ум будет превращаться в отражатель, или в агента, души и станет таким чувствительным к миру истинных ценностей, что низшая природа — эмоциональная, ментальная и физическая, или жизненная — станет лишь автоматическим слугой души. Душа будет тогда действовать на Земле через посредство ума, контролируя свой инструмент, низший ум.

В то же время ум по-прежнему останется регистратором и отражателем всей информации, поступающей к нему из мира чувств, от эмоционального тела, будет фиксировать мысли и идеи, циркулирующие в его окружении. В наше время, увы, тренированный ум считается наивысшим выражением, на которое человечество способно; он рассматривается исключительно под углом личности, а возможность существования чего-то, могущего использовать ум, подобно тому как последний, в свою очередь, использует физический мозг, не замечается.

Одно из действий, которое мы вместе попробуем совершить на этих страницах, заключается в следующем: мы попытаемся уловить отношение мира смысла к миру выражения; мы постараемся изучить технику, с помощью которой мыслящий человек может вступить в мир качества (выражающийся через мир смысла) и понять его своим интегрированным сознанием.

Некоторые слова будут повторяться снова и снова по мере того, как мы сообща работаем и учимся, — такие слова, как смысл, качество, ценность — все, которые открываются в своём жизненном духовном значении, когда человек учится улавливать факт существования высшей реальности и ликвидирует разрыв между своим высшим и низшим сознанием. Значение творческой активности и понимание того, что называется гением, также прояснятся, и творческая работа не будет уже считаться уникальной и возникать спорадически, как сейчас, а станет объектом квалифицированного внимания, тем самым занимая своё нормальное место в человеческом раскрытии.

Добавим, что творческая активность в искусстве становится возможной, когда первый аспект выстраивающей мост энергии может функционировать и душа (являющая свой третий, или низший, аспект) способна начать работу. Творческая работа может продвигаться, когда раскрыты два из “лепестков знания” эгоического лотоса.

Человек способен создавать, пользуясь знанием и творческой энергией, нечто на физическом плане, что выражает творческое могущество души. Когда два из “лепестков любви” также раскрыты, своё присутствие являет гений. Эта техническая часть информации предназначена для учащихся, которые изучают науку Вневременной Мудрости, но не представляет ценности для тех, кто не распознает этот символизм или факт высшего эго, или души.

Сейчас полезно пояснить употребление слов “высшее эго”. Если вы читали “Трактат о Семи Лучах”, тт. I и II (“Эзотерическая Психология”), то вы знаете, что душа есть аспект божественной энергии во времени и пространстве. Нам говорят, что Солнечный Логос взял для Своего пользования и исполнения Своего желания определённый объём субстанции пространства и наполнил его Своей жизнью и сознанием.

Он сделал это в Своих благих целях и в соответствии со Своим планом и намерением. Таким образом, Он подчинил Себя ограничениям. Человеческая монада повторила тот же процесс и — во времени и пространстве — аналогично себя ограничила, создав душу. На физическом плане, в физическом теле эта проявленная преходящая сущность контролирует своё феноменальное явление посредством двух аспектов: жизни и сознания.

Жизненный принцип — поток божественной энергии, протекающий через все формы — временно расположен в сердце, тогда как принцип сознания, душа всего, помещается (временно, поскольку речь идет о формальной природе индивидуальной человеческой единицы) в мозге. Опять же, как вы знаете, жизненный принцип управляет механизмом через посредство кровеносной системы, ибо “кровь есть жизнь”, и использует сердце в качестве своего центрального органа; принцип же сознания имеет своим инструментом нервную систему вместе с органом чувствительности, позвоночником.

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:

Людмила Солнцева

Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук