«По ту сторону смерти» Те, кто привязан к земле (продолжение…)

  Автор:
  589

Заслуженное наказание.

Иногда умерший не находит покоя не из-за похвального желания заплатить свои долги, а из-за желания отомстить. О таком тяжелом случае рассказывается в книге «Шаги на границе другого мира». Речь идёт об английской офицере, который соблазнил и покинул одну молодую женщину, жившую в Канаде; этот человек в течение более чем десяти лет был жертвой необычного преследования, исходившего из таинственных глубин другого мира.

Умершая преследовала его стуками, ураганами шума, а также наводила на него тоску, не дававшую ему покоя ни одну ночь. Где бы он ни был – дома, на поле сражения, на постое, за границей или на родине, свет в его комнате неизменно потухал.

Если там была клетка с птицей, он не сомневался, что утром найдёт её мертвой. Если в спальне находилась собака, она вырывалась наружу и никогда больше не возвращалась. Преследуемый таким образом, он наконец был вынужден уйти из армии и стать офицером запаса на половинном жаловании. Но даже тогда, где бы он ни жил, преследование докучало ему так, что вскоре ему приходилось уезжать.

По-видимому, это случай, когда Карма осуществляется непосредственно через дурные страсти оскорблённого лица, и хотя урок, данный офицеру, нужно считать только заслуженным, для теософа слепота несчастной прискорбна, потому что, будучи в некотором смысле орудием справедливости, она несомненно причинила себе много страданий таким мстительным преследованием человека, сделавшего ей зло.

Обманутый влюблённый.

Другой случай преследования, хотя и менее упорного, но также и менее заслуженного, приводится в той же книге. У одной французской актрисы было много поклонников, и среди них – молодой человек, на которого она смотрела благосклонно.

Однако, лучше узнав его, она открыла в нём некоторые черты характера, которых она не хотела бы видеть в претенденте на свою руку. Итак, она отвергла его предложение; и это было сделано без всякой злобы, насколько мы можем судить из этой истории, известной нам по версии самой актрисы и взятой нами из её автобиографии. Молодой человек вскоре после этого умер, ещё полный злопамятных чувств, заявив с последним вздохом, что будет после смерти преследовать её так долго, сколько он знал её при жизни.

Впоследствии каждый вечер в одиннадцать часов (вероятно, в этот час он умер) в её комнате раздавался ужасный крик, сводивший с ума актрису и всех тех, кто его слышал. Через несколько месяцев эта пытка сменилась другой, ещё более мучительной: ровно в одиннадцать где-то рядом с домом раздавался оружейный выстрел; такие явления продолжались в течение трёх месяцев, несмотря на отчаянные усилия полиции Парижа раскрыть их причину и прекратить их.

Затем последовали другие беспорядки, которые в той или иной форме продолжались в точности два с половиной года после смерти молодого человека, что соответствует времени знакомства с актрисой.

Эти два примера показывают, как действует продолжительное преследование, вызванное местью за действительную или воображаемую вину. И их можно объяснить двояко. Предположить, что в этих случаях умершие действительно преследуют свою жертву, значит приписать им способность к неослабному и мелочному злопамятству, которое кажется почти нечеловеческим и к тому же маловероятным.

И всё же в конце концов мы довольно часто в нашей земной жизни сталкиваемся с примерами такой неослабной и неразумной злобы, и поэтому в случае с английским офицером, по крайней мере, такое объяснение, по-видимому, наиболее вероятно.

Другое объяснение – это создание мыслеформы или искусственного элементаля, который совершает преследование автоматически; возможно, именно этот тип преследования имел место в случае с актрисой.

Энергичная мысль и исключительная по своей силе концентрация, будь то пожелание добра или проклятья, вызывают к существованию элементаля, который фактически является живым аккумулятором, снабжённым часовым механизмом.

Система может быть организована так, чтобы разряжаться регулярно каждый день в определённый час или же в какую-то годовщину. Эта разрядка может также зависеть от некоторых событий, как например, в случае предупреждения о смерти, описанном в книге «Астральный план».

Достаточно сильное желание – концентрированное усилие любви или яростной ненависти – создает одно из этих существ, которое отныне никаким образом не будет связано со своим создателем и которое будет выполнять свою роль, несмотря на намерение или желание, которые у его создателя могут возникнуть впоследствии.

Никакое запоздалое раскаяние не способно ни возвратить его, ни помешать его действию, подобно тому как никакое раскаяние не может возвратить брошенный камень или пущенную пулю. Однако человек, чьи разгулявшиеся чувства вылились во взрыв гнева, породившего дурное пожелание, в значительной степени может нейтрализовать силу причинённого зла, послав пострадавшему поток мыслей, полных добра и любви.

С другой стороны, если человек не раскаялся, а сохраняет чувство ненависти, его мыслеформа может стать ещё сильнее и ещё более ядовитой, продолжая всё злое дело в той или иной форме. Всё это может происходить и фактически происходит постоянно без ведома создателя этой мыслеформы практической магии и элементальной эссенции.

Эту работу совершает поток его чувств, приводящий механизм в движение по вечным законам, которые он ещё не способен постичь, даже во сне. Тем не менее он хорошо знает, что мысль, полная желчи – это дурная мысль, которой он не должен поддаваться. Поэтому он ответствен за неё, даже когда он ещё совсем не понимает принцип её действия.

Самый ужасный пример посмертного преследования из чувства ненависти, который мне только известен, – это случай Тома Прайса, описанный мною в журнале «Теософ» за ноябрь 1885г.

Механик локомотива умер полный яростной ненависти к своему сопернику в привязанности к молодой женщине и сохранил всю силу своих чувств, что позволило ему материализоваться и спровоцировать несчастный случай, во время которого его соперник погиб. К счастью, такой чрезвычайный пример встречается очень редко, хотя известны некоторые случаи, когда жертва преследует своего убийцу, пока тот не погибнет.

Мы уже говорили, как удручающе печально действует на умерших эгоистическая и безудержная скорбь оставшихся в живых. Известно несколько случаев, когда умершие возвращались, чтобы выразить по этому поводу своё недовольство. Ниже мы приводим один из самых замечательных случаев этого рода, интересный своей необычностью и символизмом, к которому прибегала умершая.

Не оплакивайте мёртвых.

В то время в Корни жила одна молодая девушка, у которой умерла мать и которая не могла утешиться в своей скорби. Она только и делала, что плакала день и ночь. Всё, что жалостливые соседи говорили ей в утешение, только усугубляло ее боль. Нередко она приходила в неистовство, выкрикивая как сумасшедшая:

– Я хочу ещё раз увидеть маму! Я хочу ещё раз увидеть маму!

Отчаявшись соседки обратились за помощью к священнику, который был святым человеком. Он пришёл к девушке и, вместо того чтобы корить её в стенаниях, стал мягко выражать ей своё соболезнование. Когда она немного успокоилась, он сказал:

– Вы были бы очень рады вновь увидеть свою мать?

– О, господин священник, не проходит ни минуты дня без того, чтобы я не просила Господа об этой милости.

– Ну хорошо, дитя моё, пусть будет по-вашему. Приходите ко мне сегодня вечером в исповедальню.

Она пришла точно в указанное время.

– Теперь, – сказал он, – оставайтесь здесь на коленях и молитесь до тех пор, пока не услышите, как церковные часы прозвонят полночь. Вам нужно будет только слегка отодвинуть занавес исповедальни, и Вы увидите, как подойдёт Ваша мать.

Сказав это, священник ушёл. Девушка продолжала молиться так долго, как ей было сказано. Прозвонили полночь. Она отодвинула край занавеса, и вот что она увидела:

Посредине неба шла процессия душ умерших, направляясь к хорам. Все они двигались таинственно и бесшумно, подобно облакам, плывущим по небу в ясный летний день. Но одна из них, последняя, казалось, тащилась с трудом; она согнулась под тяжестью ведра, полного чёрной воды, которая выливалась наружу.

Девушка узнала в ней свою мать и была потрясена выражением гнева на её лице. Поэтому, вернувшись домой, она плакала ещё сильнее прежнего, убеждённая, что её мать не была счастлива в том ином мире. Кроме того, ей хотелось знать, что означали это ведро и эта вода.

На рассвете она побежала поведать об этом старому священнику.

– Возвращайтесь сегодня вечером на то жe место, – ответил священник. – Быть может, Вы получите разъяснение.

В полночь души умерших стали проходить молчаливой колонной, как и накануне. Девушка смотрела через приоткрытый занавес. Её мать и на этот раз шла последней; теперь она совсем сгорбилась, потому что вместо одного ведра она несла два. Её лицо было почти черным от гнева. На этот раз молодая девушка не могла не окликнуть умершую.

– Мама! Мама! Отчего Вы кажетесь такой мрачной?

Едва она кончила, как мать в ярости бросилась к ней и прокричала:

– Отчего? Несчастная… Да когда же ты кончить меня оплакивать? Неужели ты не видишь, что заставляешь меня в моём возрасте исполнять обязанности водоноса? Эти два ведра наполнены твоими слезами, и если ты отныне не успокоишься, мне придётся тащить их до дня Суда.

Помни, что не следует оплакивать умерших. Если душа счастлива, её блаженство нарушают; если она ждёт спасения, её спасение откладывается; если же она проклята, слезы, которые проливают по ней, падают на неё огненным дождём, который удваивает ее мучение». Вот как говорила умершая.

Когда на следующее утро девушка передала эти слова священнику, он спросил:

– Вы плакали с тех пор, дитя моё?

– Конечно нет, и впредь я никогда этого делать не буду.

– Так приходите сегодня вечером опять в церковь. Думаю, что Вы будете радоваться.

Девушка действительно возрадовалась, потому что увидела свою мать во главе процессии, со светлым лицом, сияющим небесным счастьем.

История любопытная своим символизмом и очень характерна для простых и искренних верований британцев. Ни дочь умершей, ни священник не выражали удивления в том, что умершие продолжают приходить в церковь, ни в том, что они видимы для живых.

Непосредственное присутствие тех, кто сбросил физическое тело, и тот факт, что, независимо от их состояния, они по-прежнему существуют достаточно близко от нас и огорчаются нашей скорбью, принимается как нечто совершенно естественное. Мадам Уайтхэд комментирует эту историю следующим образом:

«В Бретани широко распространено верование, что наша скорбь увеличивает страдание тех, кого мы потеряли. Эта вера выражена во многих историях и легендах».

Хотя бесценные истины забыты теми, кто считает себя гораздо мудрее и образованнее, они нашли своё святилище в сердцах этих простых людей.

          (Ч.В. Ледбитер «По ту сторону смерти»)

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:

Юлия Гай

Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук