Алиса А. Бейли «Образование в Новом Веке»Глава I.Задачи нового образования.Ответы на некоторые вопросы.

  Автор:
  479

Теперь обсудим три вопроса об образовании, заданные одним из учащихся. Могу лишь обозначить идеал, хотя, поступая так, я рискую произвести впечатление столь фантастическое, что всякое приближение к этому идеалу при нашей сегодняшней системе будет считаться невозможным.

Отвечая на первый вопрос о главной задаче всех педагогов, скажу, что у них две основные функции:

1. Тренировать мозг осмысленно отзываться на впечатления, поступающие к нему от органов чувств и несущие информацию о внешнем осязаемом мире.

2. Тренировать ум так, чтобы он мог исполнять три обязанности.

  •  С пониманием перерабатывать информацию, поступающую к нему от мозга.
  •  Создавать мыслеформы в ответ на импульсы, эманирующие с физического плана; наэмоциональные реакции, приводимые в движение природой чувств-желаний; на окружающий человека мир мысли.
  •  Ориентировать себя в направлении субъективного духовного “я”, чтобы из состояния потенциальности это “я” могло перейти к активному управлению.

Сформулировав функцию аппарата (ума и мозга), с которым всем педагогам приходится иметь дело, я указал ответ на второй заданный вопрос, а именно:

“Существуют ли определённые виды деятельности, меняющиеся с годами и свойственные этапам роста индивидуума, которые способствовали бы его наилучшему, всестороннему развитию?”

Я не совсем согласен с периодами, указываемыми такими оккультными наставниками, как Штейнер, — хотя семилетние циклы и имеют место, такое деление имеет тенденцию быть слишком прагматичным. Я бы предложил десятилетние циклы развития, состоящие из двух частей: семи лет обучения и трёх — приложения.

В первые десять лет жизни ребёнка его учат интеллектуально перерабатывать информацию, поступающую к нему в мозг от пяти чувств. Особенно должны развиваться наблюдательность, быстрый отклик и физическая координация как результат намерения.

Ребёнка надо научить слышать и видеть, вступать в контакты и рассуждать, в результате чего пальцы его должны отвечать на творческие импульсы, создавая, оформляя то, что он видит и слышит. Так закладываются элементы искусств и ремёсел, рисования и музыки.

В следующие десять лет тренируют ум – так, чтобы он стал доминировать. Ребёнка учат давать рациональные объяснения своим эмоциональным импульсам и желаниям и отличать правильное от неправильного, желательное от нежелательного, существенное от несущественного. Этому можно учить, преподавая историю и в ходе интеллектуального тренинга, которые в данном цикле его жизни являются обязательными по законам страны, где он живёт.

Таким образом утверждается чувство ценностей и правильных норм. Его учат различению между тренировкой памяти и мышлением; между множеством фактов, установленных мыслителями и собранных в книгах, и их приложением к событиям объективного существования, плюс (вот что действительно важно) распознаванию их субъективной причины и связи с миром реальности, всего лишь символом которого является феноменальный мир.

В семнадцать лет добавляется изучение психологии и исследуются природа души и её отношение к Мировой Душе. Медитация в подходящих формах становится частью учебной программы. Причём отметим, что религиозный подтекст в медитации не нужен.

Медитация — это процесс, посредством которого приостанавливаются исходящие вовне импульсы ума и его объективные тенденции, или тяга к внешнему; тогда ум начинает становиться субъективным, сосредоточенным и интуитивным. Этому можно научиться, глубоко размышляя над любым предметом — математикой, биологией и так далее.

Тенденция нового образования должна заключаться в том, чтобы субъект эксперимента в области образования становился сознательным хозяином своего оснащения; образование должно открыть ему глаза на жизнь, распахнуть перед ним двери в мир объективных явлений и отношений; должно подвести его к знанию двери, ведущей в мир Реальности, через которую он сможет пройти изъявлением воли, чтобы там завязать и упрочить отношения с другими душами.

Что касается второго вопроса — о типе опыта, который помог бы ребёнку завершить своё развитие, дополняя обязательный государственный курс обучения — то ответить на него почти невозможно из-за огромных различий между людьми и практической невозможности найти учителей, работающих как души и как умы.

Каждый ребёнок должен изучаться в трёх направлениях.

  • Во-первых, чтобы выяснить природу его естественных импульсов: тяготеют ли они к физическому выражению, к ручному труду, куда можно включить широкий спектр возможностей, от квалификации рабочего на механическом заводе до мастерства опытного электротехника?
  • Есть ли у него скрытые способности к тому или иному искусству, реакция на цвет и форму, отклик на музыку и ритм?
  • Позволяет ли его интеллектуальный уровень пройти чисто ментальный тренинг в области анализа, дедукции, математики или логики?

Затем с течением жизни наши молодые люди будут разделяться на две группы:

-мистическую, в которую будут группироваться те, кому свойственны религиозные, художественные и всякого рода непрактические наклонности;

-и оккультную, которая будет объединять интеллектуальные, научные и ментальные типы людей.

К семнадцати годам полученная ребёнком подготовка должна позволять ему ясно издавать свою ноту, а также обозначить модель, на которую с наибольшей вероятностью будут ориентироваться его жизненные импульсы. В первые четырнадцать лет ему должна предоставляться возможность экспериментировать во множестве областей. К чисто профессиональной подготовке лучше приступать в последние годы обучения.

Наступает время, когда к детям будут подходить с различных точек зрения:

  • Астрологической, чтобы определить жизненные тенденции и специфическую проблему души.
  • Психологической, обогащая лучшее, что есть в современной психологии, знанием семи лучевых типов, которое присуще восточной психологии (см. сс. 18-23).
  • Медицинской, уделяя особое внимание эндокринной системе, помимо обычных современных методов лечения болезней глаз, зубов и прочих физиологических дефектов. Природа аппарата отклика будет тщательно изучаться и развиваться.
  • Профессиональной, чтобы позднее рекомендовать им место в жизни, где их таланты и способности могли бы найти самое полное выражение и позволить им выполнять свои групповые обязательства.
  • Духовной. Под этим я подразумеваю, что будет изучаться возможный возраст души и приблизительно определяться её место на лестнице эволюции; будут анализироваться мистические и интроспективные тенденции или отмечаться их явное отсутствие.

Координация между:

а. Мозгом и аппаратом отклика во внешнем мире явлений,
б. Мозгом и импульсами желаний, плюс эмоциональными реакциями,
в. Мозгом, умом и душой,
будет внимательно исследоваться, с тем, чтобы привести всё оснащение ребёнка, скрытое или развитое, в функциональную активность и объединить его в единое целое.

Третий вопрос:

“Каков процесс раскрытия интеллекта в человеке? Как высший ум заявляет о себе с годами, если он вообще о себе заявляет?”

Невозможно в книге такого объема осветить всю историю ментального развития. Изучение её в масштабе расы многое откроет, ибо каждый ребёнок — миниатюрное отображение целого. Например, изучение роста идеи Бога в человеческом сознании могло бы послужить полезной иллюстрацией феномена развития мышления.

Последовательность роста в самом первом кратком приближении можно представить в следующем виде, исходя из процесса раскрытия человеческого существа:

  • Отклик на импульс. Чувства младенца пробудились. Он начинает слышать и видеть.
  • Отклик на обладание и стяжание. Ребёнок начинает присваивать, сознаёт себя и захватывает для своего личного “я”.
  • Отклик на инстинкт, управляющий животной природой и природой желания, и на человеческие тенденции.
  • Отклик на группу. Ребёнок становится осведомлённым о своём окружении и о том, что он является интегральной частью целого.
  • Отклик на знание. Сначала узнаются факты, потом они посредством памяти регистрируются; так нарабатываются интерес, умение сопоставлять, синтезировать и применять их в случае необходимости.
  • Отклик на внутреннюю тягу исследовать. Он ведет к экспериментированию на физическом плане, к интроспекции на эмоциональном плане и к интеллектуальным изысканиям, прививая потребность читать или слушать, тем самым приводя ум в состояние активности.
  • Отклик на экономическое давление и сексуальные импульсы, или на закон выживания, что побуждает его использовать своё оснащение и знание, чтобы занять своё место, как фактор групповой жизни, и содействовать групповому благосостоянию посредством активного труда и через продолжение рода.
  • Отклик на чисто интеллектуальную осведомлённость. Он ведёт к сознательному свободному использованию ума, индивидуальному мышлению, созданию мыслеформ, наконец, к устойчивой ориентации ума на всё более обширную область осознания и осведомлённости. Эти расширения сознания в конце концов вносят новый фактор в поле опыта.
  • Отклик на Мыслителя, или душу. С регистрацией этого отклика человек вступает в своё царство. То, что наверху, и то, что внизу, смыкаются. Объективный и субъективный миры объединяются. Душа и её механизм функционируют как одно целое.

К такому итогу необходимо направлять любое образование. Практически же, за исключением редких высокоразвитых душ, высший ум проявляется в детях не больше, чем он проявлялся в младенческом человечестве.

Он может сделать своё присутствие действительно ощутимым только когда душа, ум и мозг выровнены и скоординированы. Вспышки прозрения и видения у молодых людей часто являют собой реакции их очень чувствительных аппаратов отклика на групповые идеи и господствующие мысли своего времени и века, или кого-либо из их окружения.

Теперь кратко обсудим отношение наставника, особенно ко взрослым стремящимся.

Настоящий наставник должен быть правдивым и искренним со всеми ищущими. Его время (постольку, поскольку фактор времени ещё держит его на физическом плане) слишком дорого, чтобы расточать его на светскую вежливость или воздерживаться от критических замечаний, которые могли бы послужить благой цели.

Он должен полностью полагаться на искренность тех, кого наставляет. Однако критицизм и указывание недостатков и ошибок не всегда полезны; они могут лишь усилить ответственность, вызвать антагонизм или недоверие, а то и подтолкнуть к депрессии — вот три самых нежелательных результата критики.

Стимулируя интерес, создавая субъективный синтез в группе, которую он наставляет, и разжигая пламя духовного устремления, он может привести группу к правильному различению своих совокупных качеств и потребностей, что и сделает обычный для наставника поиск недостатков ненужным.

Те, кто находится на луче учительства, научатся учить в процессе обучения. Нет более верного способа, при условии, что ему сопутствует глубокая любовь, личная, но в то же самое время безличная, к тем, кого наставляют. И прежде всего я предписал бы вам прививать групповой дух, ибо он – первое выражение истинной любви.

Подчеркну лишь два пункта:

Прежде всего, обучая детей до четырнадцати лет, необходимо иметь в виду, что они поляризованы эмоционально. Им нужно чувствовать — и это правильно — красоту, силу и мудрость. В это время от них не следует ожидать рассудительности, даже если они и демонстрируют очевидную к ней способность. После четырнадцати лет и в юности их ментальный отклик на истину должен поощряться и привлекаться к решению насущных проблем. Даже если его нет, надо стараться его пробудить.

Во-вторых, надо пытаться приблизительно определить место ребёнка на лестнице эволюции, изучая его происхождение, физическое оснащение, природу аппарата отклика с его характерными реакциями и основные интересы. Такое исследование укрепляет субъективную сопряженность с ребёнком, что гораздо важней для получения результата, чем долгие месяцы словесной накачки в попытке передать идею.

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:

Людмила Солнцева

Оставьте свой комментарий:

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук